Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Zly pies Srbski

Ружья, микробы и сталь


На фото сын Рокфеллера Майкл в окружении папуасов. Майкл пропал без вести в ходе этнографической экспедиции в Новую Гвинею 60 лет назад. Предположительно его съели. Фото носит иллюстративный характер и к теме поста отношения почти не имеет.

Однажды один белый (речь о цвете кожи, конечно) и вполне себе состоятельный во всех отношениях джентльмен шёл по берегу моря в Новой Гвинее, когда волей судьбы повстречал местного темнокожего жителя. Прогуливаясь, они разговорились, и собеседник джентльмена съел нового знакомого задал свой судьбоносный вопрос "Почему у белых всё есть и очень много, а у нас нет почти нечего, а что есть - получено от белых". Джентльмен, которым оказался американский учёный-антрополог и будущий известный писатель-популяризатор науки Джаред Даймонд, задумался и... в итоге написал довольно увесистую книгу Collapse )
Zly pies Srbski

Интимная теория относительности



Точка опоры. Дайте мне точку опоры и я переверну мир, говорил один дядька. Не шутил! Он говорил об этом совершенно серьёзно и буквально. Если бы ему дали ещё и крепкую длинную палку, он бы действительно перевернул мир. Если бы нашёл нужную точку. Это даже школьники знают. Точка отсчёта. Далеко или близко? Широко или узко? Хорошо или плохо? Возьми линейку, найди точку отсчёта и отбрось все сомнения. В этом мире всё можно измерить, когда у тебя есть нужный инструмент и точка отсчёта. Точка зрения. Даже у школьника есть точка зрения и порой он готов её отстаивать. Будь уверен в себе - и это уже гарантирует львиную долю твоего успеха. Теория относительности. Чуть позже другой дядька уверенно заявил - всё, мол, в этом мире относительно. Даже эти точки. Сама по себе точка отсчёта ничего не значит, если наблюдатель не определён. В мире несметное число линеек, точек отсчёта и наблюдателей. Ты можешь быть совершенно уверен в результате, измеряя мир своей линейкой, но... здесь, сейчас и только для себя. Помни, что кто-то другой где-то со своей линейкой уже получил совершенно другой результат и тоже совершенно верный. Интимная теория относительности. Отложи свою линейку. Не спеши ни с какими выводами. У тебя нет точки отсчёта и ты даже не представляешь, где её искать. Эти вселенные бесконечны. Каждый рассказ Вишневского из этого сборника - пересказанная автором история реального человека, пары или семьи. И если читателю всё понятно и очевидно поначалу, то ближе к завершению истории приходит понимание, что предварительные оценки очень поспешны.
Zly pies Srbski

Триумф семян. Тор Хэнсон.

Triumf_semyan.jpg

Однажды в детстве я стал свидетелем удивительного явления. Кто-то осенью выбросил в компостную яму какие-то помои, среди которых была куча гороха. Зимой это дело присыпало снегом. Весной на этом месте образовалось неприглядное месиво. Каково же было моё удивление, когда ближе к лету из этой кучи показались нежные ростки. А ещё спустя какое-то время я задумчиво жевал сочный сладкий горошек с кустиков из компостной ямы и размышлял о том, как же всё-таки в природе всё интересно устроено. Почему он сразу не пророс в компостной яме? Как он перезимовал? Почему не сгнил вместе с остальными отходами? С чудом возникновения жизни из как-будто безжизненного комочка рано или поздно сталкивался каждый из нас. Кого-то впечатляло меньше, кого-то больше, а кто-то об этом Collapse )
Zly pies Srbski

Географ глобус пропил. Алексей Иванов


(С)

Вообще, для того, чтобы что-то написать о прочитанной книге, мне требуется её осмыслить, а то и переосмыслить. Потому что по жизни до меня в принципе редко что доходит с первого раза. Мне нужно какое-то время. Но с этой книгой получилось как-то иначе. Дочитал я её сегодня по дороге на работу, а рефлексировать, как очевидно из предыдущего поста, начал ещё полторы недели назад.

Фильм я не смотрел и не стану. Хабенского я не очень люблю. Да и снять лучше, чем написано, вряд ли получилось. А если и получилось, то это, вероятно, какая-то другая история. А мне, пожалуй, хватит и этой. У книги, как и у фильма, довольно странное на мой взгляд название, из-за которого я добирался до книги дольше, чем мог бы. Но всё же добрался, хотя и не помню уже, что послужило окончательным поводом "за", и не жалею.

Где-то мне встретилась аннотация на одной из обложек: "книга о том, как в жизни главного героя нет места подвигу". Нельзя обвинить автора этих слов в передёргивании смысла, но звучит это заранее чертовски обидно и вызывает какую-то жалость к главному герою ещё до того, как откроешь книгу. На самом деле он не вызывает никакой жалости. Книга не вызывает желания ему сострадать и сочувствовать. Пока читаешь, да, действительно, спектр эмоций по отношению к герою довольно широк: от брезгливости до гордости. Но только закрывая книгу, понимаешь, что герой - совершенно обычный человек, как ты сам. С воспоминаниями о прошлом, с переживаниями о настоящем и светлыми мыслями о том, что где-то там далеко растут вековые ели и корабельные сосны и уносятся ввысь каменные берега, меж которых бегут холодные реки.

Это довольно простая и даже в чём-то наивная, но хорошая книга. Вот такая будет сегодня короткая рецензия.

Collapse )
Zly pies Srbski

Невстречи. Луис Сепульведа.



Ещё в "Старике, который читал любовные романы" Луиса Сепульведы, я понял, что отношения со временем у автора особенные. "Старик" оказался настолько хорош, что сборник рассказов "Невстречи" пришлось читать вне очереди. И действительно, отношения со временем и прошлым - одна из ключевых тем творчества чилийского писателя. Время - река, в которую невозможно войти дважды. Но прошлое не отпускает Сепульведу, и в своих рассказах он погружается в Collapse )
Zly pies Srbski

"Русский дневник" Джона Стейнбека



Сложно писать про книгу, которая не зацепила. Не то что бы не понравилась, а именно ничем не зацепила. "Русский дневник" Джона Стейнбека именно такая книга. Несмотря на длинное вступительное слово как самого автора, так и русскоязычных рецензентов (в том числе Владимира Познера) о том, для чего была вообще написана эта книга, в итоге я так и не понял, для чего же она была написана. Нет, не так. Поставленная писателем самому себе цель была понятна, недоумение вызвал результат. Так что скорее более уместным был бы вопрос, зачем она была опубликована. Я не верю, что Стейнбек был настолько наивен, чтобы верить тому, что ему показывали и рассказывали. Он хотел показать жизнь и мысли простых советских людей, познакомить с ними американского читателя, но по факту он видел только тот советский народ, который ему показывали. Конечно, нельзя исключать, что именно это Стейнбек, отдавая книгу в печать, и хотел донести до своего читателя. Избегая оценок и суждений, он просто перечислял факты, пробелы между которыми очень хорошо заполняются, зная (или хотя бы предполагая) истинное положение вещей. Но если так, то "вульгарные" правые США должны были бы ликовать. А они книгу как раз проигнорировали. Так же её проигнорировали и "истые" левые. В общем, в точности, как и предсказывал автор в конце книги: "Мы знаем, что этот дневник не удовлетворит никого – ни истых левых, ни вульгарных правых. Первые скажут, что он антирусский, вторые – что он прорусский. " Но они просто ничего не сказали, книга в принципе осталась незамеченной в США. В СССР книга много лет пролежала в спецхранилище и была переведена и опубликована на русском лишь в 1989. До конца жизни Стейнбек переживал, что его замысел так и не осуществился. Как не осуществился и его главный литературный замысел - книга (не дневник) о России.

Collapse )
Zly pies Srbski

Skunk works. Трудности перевода.



На прошлой неделе товарищ майор сделал мне строгий выговор за то, что, вдохновившись вечером моей рецензией, он до трёх ночи читал "Год в Провансе" и мало того, что не выспался, так ещё и чуть не умер от голода. Рекомендации же товарища майора в свою очередь носят совсем не кулинарный характер, поэтому на него мне по утрам жаловаться не приходится. На этот раз с его подачи я прочитал "Skunk Works: личные мемуары моей работы в Локхид" Бена Рича. Collapse )
Zly pies Srbski

Год в Провансе



В этом году отпуск снова сложился не так, как хотелось бы. Вместо очередного автопутешествия по Европе, мы немного уныло сидели на даче под Минском, смотрели в окошко на бесконечный дождь и играли в тихие игры. В конце отпуска, вернувшись домой, Н. под моим чутким руководством потушила восхитительные рёбрышки, запекла божественный картофель в прованских травах, дополнила это всё традиционным французским чесночным соусом и хлебом с хрустящей корочкой из французской пекарни, а я поставил на стол бутылку молодого розового вина урожая 2018 прямиком из виноградников Мариуса Пейоля. На десерт была заготовлена головка камамбера, который, правда, благополучно забыли в холодильнике. Мы позвали гостей и я приготовился рассказывать Collapse )
Zly pies Srbski

Аполлон - 8



Лишь один кадр, скрытый сейчас в недрах камеры Андерса, в будущем смог приблизить человечество к пониманию того, что миры - как и стекло - могут разрушаться и что конкретный мир, запечатленный на фотографии, требует заботы более бережной, чем то обращение, которое человечество демонстрировало по отношению к нему прежде. Этот кадр, который позже назовут "Восход Земли", и хранился сейчас в камере у Андерса.

Однако в Рождественский сочельник 1968 г. никто об этом ещё не знал.


Благодаря Н. я стал одним из первых владельцев первого издания на русском языке книги Джеффри Клугера "Аполлон - 8". После того, как полгода назад прочёл его "Потерянную Луну" (в соавторстве с астронавтом Джимом Ловеллом), новую книгу я ждал с нетерпением. Признаться, Collapse )
Zly pies Srbski

Цыплёнок и ястреб



И ещё про птичек, но не про тех. С подачи одного жыжыста попробовал книгу "Chickenhawk" и не смог оторваться, хотя тема совсем не моя. Это мемуары Роберта К. Мейсона - вьетнамского пилота "Хьюи", одного из самых узнаваемых вертолётов в мире, потому что его образ невероятно растиражирован Голливудом (один Апокалипсис Копполы чего стоит). Да и количество произведённых вертолётов (особенно считая китайские реплики) вроде как самое масштабное в мире. В общем, если вы в любом кино про Вьетнам видели обычный (не грузовой) вертолёт - это почти 100% "Хьюи" он же Bell UH-1 Iroquois.

Беда истории моего чтения в том, что я профукал все свои заметки на полях этой книги, да так и не понял, где и когда. В киндле нет, на сайте, куда я их экспортирую, тоже. В общем, печаль, с учётом того, что дочитал я эту книгу месяца два назад и сейчас уже традиционно ничерта не помню. Но кое-что, конечно, запало в память и душу. Поэтому с небольшими фотошпаргалками от автора, попробую Collapse )