Tags: книги

Zly pies Srbski

"Русский дневник" Джона Стейнбека



Сложно писать про книгу, которая не зацепила. Не то что бы не понравилась, а именно ничем не зацепила. "Русский дневник" Джона Стейнбека именно такая книга. Несмотря на длинное вступительное слово как самого автора, так и русскоязычных рецензентов (в том числе Владимира Познера) о том, для чего была вообще написана эта книга, в итоге я так и не понял, для чего же она была написана. Нет, не так. Поставленная писателем самому себе цель была понятна, недоумение вызвал результат. Так что скорее более уместным был бы вопрос, зачем она была опубликована. Я не верю, что Стейнбек был настолько наивен, чтобы верить тому, что ему показывали и рассказывали. Он хотел показать жизнь и мысли простых советских людей, познакомить с ними американского читателя, но по факту он видел только тот советский народ, который ему показывали. Конечно, нельзя исключать, что именно это Стейнбек, отдавая книгу в печать, и хотел донести до своего читателя. Избегая оценок и суждений, он просто перечислял факты, пробелы между которыми очень хорошо заполняются, зная (или хотя бы предполагая) истинное положение вещей. Но если так, то "вульгарные" правые США должны были бы ликовать. А они книгу как раз проигнорировали. Так же её проигнорировали и "истые" левые. В общем, в точности, как и предсказывал автор в конце книги: "Мы знаем, что этот дневник не удовлетворит никого – ни истых левых, ни вульгарных правых. Первые скажут, что он антирусский, вторые – что он прорусский. " Но они просто ничего не сказали, книга в принципе осталась незамеченной в США. В СССР книга много лет пролежала в спецхранилище и была переведена и опубликована на русском лишь в 1989. До конца жизни Стейнбек переживал, что его замысел так и не осуществился. Как не осуществился и его главный литературный замысел - книга (не дневник) о России.

Collapse )
Zly pies Srbski

Не спи - кругом змеи. Цитаты вдогонку



«Не спи — кругом змеи». Так говорится по двум причинам. Во-первых, пираха считают, что если спать меньше, можно «закалиться», а это у них ценится. Во-вторых, они знают, что в джунглях опасности подстерегают на каждом шагу, а крепкий сон лишает человека защиты от многочисленных хищников, что бродят вокруг селения. Поэтому пираха смеются и болтают до глубокой ночи; сразу помногу они не спят. Мне редко приходилось слышать, что в селении все затихло, или видеть, что кто-то спит несколько часов подряд.
***
Пираха спят урывками (от пятнадцати минут до двух часов) и днем, и ночью. Всю ночь в селении стоит гул голосов. Поэтому чужакам часто бывает трудно заснуть среди пираха. Мне кажется, что они и правда соблюдают правило не спать, чтобы не укусили: ведь в джунглях слишком крепко спать бывает опасно. Индейцы, например, предупреждали меня не храпеть: «А то ягуар подумает, что ты свинья, и съест тебя», — говорили они весело.

Тут прямо не указано, но у пираха есть ещё одна особенность. Любые изменения в себе (возрастные или по ситуации) они воспринимают как неизбежное превращение в другого человека. Каждые 5-7 лет, если раньше не произойдёт какое-то значительное событие, они меняют своё имя. Потому что спустя время человек всё равно уже не тот, кто был раньше. На старое имя при этом они вообще не реагируют - старое имя принадлежит совершенно другому человеку, которого здесь больше нет. Поэтому есть ещё версия, что пираха мало спят, потому что боятся проснуться другим человеком (ведь во сне может произойти что угодно) и не заметить это.

Однажды, когда я приехал в Посту-Нову, я сходил к Кохоибииихиаи и попросил его позаниматься со мной, как всегда. Он не отвечал. Я спросил снова: «Ко Kohoi, kapiigakagakaisogoxoihi?» ‘Эй, Кохои, ты не хочешь со мной почертить на бумаге?’ Молчание. Я спросил его, почему он со мной не разговаривает. Он ответил: «Ты ко мне обращаешься? Меня зовут Тиаапахаи (Tiaapahai). Никакого Кохои тут нет. Меня раньше звали Кохои, но его больше нет, а есть Тиаапахаи».

Collapse )
Zly pies Srbski

Не спи - кругом змеи



В аналогичной ситуации мы говорим друг другу "спокойной ночи". Но сон индейца племени пираха не может быть спокоен, как не бывает он и долог. Пираха не спят всю ночь, чтобы потом полноценно бодрствовать днём. Разделение суток на день и ночь для них существует сугубо на уровне "светло" и "темно". У пираха нет календаря, дней недели и ощущения времени в принципе в нашем понимании. Индейцы пираха спят по 15-45 минут за раз, а это уже не может не повлиять на общую картину мира. Прямо посреди ночи можно (и нужно!) проснуться и пойти на рыбалку. А потом вернуться и разбудить всю семью на поздний ужин (или ранний завтрак). Потом, конечно, можно снова поспать. Но всё равно не долго, потому что придёт бодрый сосед, который станет рассказывать, как видел в лесу злого духа, пока сам не задремлет. И так весь день. То есть сутки. Время пираха непрерывно, ведь когда спишь часто и понемногу, понятия "вчера" и "сегодня" становятся очень размытыми, если даже не невозможными.

В 2008 году вышла книга Дэниэла Эверетта Collapse )
Zly pies Srbski

Skunk works. Трудности перевода.



На прошлой неделе товарищ майор сделал мне строгий выговор за то, что, вдохновившись вечером моей рецензией, он до трёх ночи читал "Год в Провансе" и мало того, что не выспался, так ещё и чуть не умер от голода. Рекомендации же товарища майора в свою очередь носят совсем не кулинарный характер, поэтому на него мне по утрам жаловаться не приходится. На этот раз с его подачи я прочитал "Skunk Works: личные мемуары моей работы в Локхид" Бена Рича. Collapse )
Zly pies Srbski

Год в Провансе



В этом году отпуск снова сложился не так, как хотелось бы. Вместо очередного автопутешествия по Европе, мы немного уныло сидели на даче под Минском, смотрели в окошко на бесконечный дождь и играли в тихие игры. В конце отпуска, вернувшись домой, Н. под моим чутким руководством потушила восхитительные рёбрышки, запекла божественный картофель в прованских травах, дополнила это всё традиционным французским чесночным соусом и хлебом с хрустящей корочкой из французской пекарни, а я поставил на стол бутылку молодого розового вина урожая 2018 прямиком из виноградников Мариуса Пейоля. На десерт была заготовлена головка камамбера, который, правда, благополучно забыли в холодильнике. Мы позвали гостей и я приготовился рассказывать Collapse )
Zly pies Srbski

Аполлон - 8



Лишь один кадр, скрытый сейчас в недрах камеры Андерса, в будущем смог приблизить человечество к пониманию того, что миры - как и стекло - могут разрушаться и что конкретный мир, запечатленный на фотографии, требует заботы более бережной, чем то обращение, которое человечество демонстрировало по отношению к нему прежде. Этот кадр, который позже назовут "Восход Земли", и хранился сейчас в камере у Андерса.

Однако в Рождественский сочельник 1968 г. никто об этом ещё не знал.


Благодаря Н. я стал одним из первых владельцев первого издания на русском языке книги Джеффри Клугера "Аполлон - 8". После того, как полгода назад прочёл его "Потерянную Луну" (в соавторстве с астронавтом Джимом Ловеллом), новую книгу я ждал с нетерпением. Признаться, Collapse )
Zly pies Srbski

Цыплёнок и ястреб



И ещё про птичек, но не про тех. С подачи одного жыжыста попробовал книгу "Chickenhawk" и не смог оторваться, хотя тема совсем не моя. Это мемуары Роберта К. Мейсона - вьетнамского пилота "Хьюи", одного из самых узнаваемых вертолётов в мире, потому что его образ невероятно растиражирован Голливудом (один Апокалипсис Копполы чего стоит). Да и количество произведённых вертолётов (особенно считая китайские реплики) вроде как самое масштабное в мире. В общем, если вы в любом кино про Вьетнам видели обычный (не грузовой) вертолёт - это почти 100% "Хьюи" он же Bell UH-1 Iroquois.

Беда истории моего чтения в том, что я профукал все свои заметки на полях этой книги, да так и не понял, где и когда. В киндле нет, на сайте, куда я их экспортирую, тоже. В общем, печаль, с учётом того, что дочитал я эту книгу месяца два назад и сейчас уже традиционно ничерта не помню. Но кое-что, конечно, запало в память и душу. Поэтому с небольшими фотошпаргалками от автора, попробую Collapse )
Zly pies Srbski

Корфу. Дарреллы.



Когда-то много лет назад родители подарили мне книгу "Моя семья и другие звери". Даррелла я уже до этого как-то пытался читать - на книжных полках парой лет раньше я обнаружил "Мясной рулет". Но как-то он мне тогда лет в 5 не зашёл. И название занудное, и картинок не было. А вот "Моя семья..." чуть позже стала для меня окном в другой мир. Другой, но такой близкий и понятный мне. Так совпало, что я, совершенно городской ребёнок без бабушек и дедушек в деревне, никогда в жизни не ездивший летом даже в пионерлагерь, не трогавший корову за нос и не кусанный пчёлами, вдруг оказался в частном доме в почти что сельской местности. Внезапно вместо городских голубей вокруг оказались курицы и индюки. Вместо майских жуков я искал в дубравах огромных жуков-оленей. Во дворе вместе с котиками жили кролики. Меня жесточайше клевал петух, когда я пытался доказать ему своё видовое превосходство. Меня кусали осы, когда я их зачем-то ловил руками. Я таскал домой новорожденных котят, оказавшихся недалеко от дома в кустах в коробке от обуви. Я воровал соседских утят, потому что они были жёлтые и пушистые, а потом тайком, наигравшись, возвращал их обратно. Я выпускал осенью в классе из банки десяток мух журчалок, срывая урок. И, наконец, я часами мог лежать на крыше сарая и наблюдать за ящерицами, или сидеть возле ручья, рассматривая головастиков.

3281037_original.jpg

Я могу продолжать писать об этом очень долго, но пост немного не о том. Именно в этот, лучший свой период жизни, я прочитал книгу о мальчике Джерри, моём ровеснике, который дни напролёт проводил под греческим солнцем далёкого острова Корфу, занимаясь в общем-то тем же самым, чем и я. Для меня не существовало ни километров расстояния, ни многих лет, разделявших нас. Это был, наверное, самый мощный импринтинг в моей жизни, который сохранился по сей день.

Многое изменилось. Я так и не стал натуралистом. Не написал ни одной книги. Не работал в зоопарке или хотя бы зоомагазине. И даже не поймал ни одного колобуса. Но вот уже почти 30 лет я всё так же неизменно мечтаю о двух вещах - вернуться хотя бы на пару дней в те места, где мы когда-то жили в небольшом, но своём доме с большой красивой собакой, и побывать на Корфу. Можно сколько угодно придумывать отговорки и находить веские причины. Но теперь я точно знаю, что одной отговоркой для посещения Корфу у меня будет меньше.

https://boomstarter.ru/projects/948268/putevoditel_korfu_darrelly

Я крайне редко делаю репосты и уж тем более никогда раньше не репостил незнакомых мне людей, но этот случай особенный, мне хочется поделиться чем-то на самом деле важным для себя. Может, эта книга станет для меня стимулом всё-таки побывать в тех местах, о которых я мечтал долгие годы.



Участвовать в кампании по сбору средств вовсе не обязательно. Автор путеводителя blogo_go обещает выпустить книгу по индивидуальным заказам даже ограниченным тиражом по количеству желающих независимо от сборов на бумстартере. Очень надеюсь, что у неё всё получится.
Zly pies Srbski

О закрытом гештальте

Вообще обычно люди рассказывают о незакрытых гештальтах. Потому что закрытые в принципе никому не интересны, кроме психотерапевтов (у них, подозреваю, от этого зависит зарплата). Но сегодня я вам всё-таки расскажу именно про закрытый. На его закрытие понадобилось лет 30 и не так уж много денег, потому что обошёлся я без психотерапевта.

На днях Н. вышла из ванны со скорбным видом:
- Щас ты будешь на меня орать - я сломала твой крючок для полотенца. Но я не специально!

Ну, во-первых, я конечно же поорал. Потому что правда заколебали ломать мои крючки! Я не знаю, кто и зачем это делает, но это уже третий крючок, наверное, за пару лет. Во-вторых, я в сердцах швырнул поломанный крючок в мусорку. И уже только потом подумал, что какой-то знакомый пластик только что держал в руках. Поэтому слазил в мусорку, достал обломки крючка и убедился, что это действительно похоже на полистирол. А уж на него-то у меня Collapse )
Zly pies Srbski

Старик и сельва



Одиночество Маркеса и азарт Хемингуэя под одной обложкой. С подачи bibola прочитал замечательного "Старика, который читал любовные романы" Луиса Сепульведы. Прекрасное, но очень короткое произведение, которое заканчивается куда раньше, чем хотелось бы. Сюжетно роман безупречен и закончен ровно в нужный момент, но слог хорош настолько, что очень хочется продолжать читать дальше. Collapse )