Злая собака (zly_pies) wrote,
Злая собака
zly_pies

Припять 2020



Каждую осень где-то в середине октября мы с друзьями отправляемся на Припять ловить последние тёплые деньки, провожать журавлей, общаться, валяться на берегу в речном песочке, пить разные напитки, есть разные деликатесы, между всем этим ловить рыбу и по дороге немножко оффродить. Главное, чтобы всего было в меру. В этот раз, наконец-то, что-то пошло не так.

Но для начала, конечно, я покажу, как всё начиналось. Приблизительно вот так, плюс к этому то, что лежит на заднем сиденье. Плюс то, что наверху в багажнике. Плюс к этому добавьте двух не мелких взрослых кабанов, кое-как втиснувшихся где-то между лодкой, коптильней, полевой кухней и шестью кленовыми поленцами. На этом фоне водителя я уже даже не считаю - его вес на уровне погрешности. Задняя подвеска застонала. Нос вместе с двигателем, коробкой передач и прочим железом легко и непринуждённо задрался к небу. Клиренс заметно уменьшился.



Ровно за день до отъезда я поменял в коробке пятую передачу. Потому что работать она устала. Сказала "ну тебя нафиг с твоей ездой и сопутствующими развлечениями, езди на четвёртой, а я больше с тобой не поеду". Не хочешь - не надо, подумал я и поменял её на новую за бешеные деньги. Новые шестерёнки были ещё молоды, свежи и наивно оптимистичны. Но недолго. Уже на следующий день от самого Минска и до Микашевич по всей трассе Р23 растянулась в дорожном покрытии за моим фаркопом глубокая борозда. Будете в ближайшее время ехать и увидите дорожные работы - это за нами асфальт меняют вторую неделю. Ну, а после трассы началось всё как мы любим: зловещая кукуруза, буераки, грязюка - и я с облегчением включил вторую передачу и, на всякий случай, блокировку центрального дифференциала.


Фото dmvsv

Предыдущие годы как-то так получалось, что мы ездили посуху. А тут накануне пару дней поливали небольшие дождики. Вроде ничего такого существенного, но лужи таки были. Пришлось временами сбрасывать скорость до первой передачи.


Фото dmvsv

Травы наросло, будто её всё лето поливали и удобряли, удобряли и поливали. Красота! Дороги нет в принципе. Хорошо, что есть прошлогодний трек, заботливо сохранённый в навигаторе и уверенность в том, что как минимум однажды мы уже тут ехали и за время нашего отсутствия никто сильно ушлый не прокопал какой-нибудь водный путь Е40 поперёк нашей дорожки. Кажется, я уже писал раньше, но повторю эту прекрасную мысль и в этом году: фары можно было выключить и ехать просто по приборам, воображая себя лётчиком времён второй мировой, думаю, разницы по факту не было бы вообще, но мы всё-таки надеялись встретить косулю и не выключали их.



И зря. Косулю мы всё равно так и не встретили, зато, остановившись в чистом поле перед очередной лужей, не избежали пренеприятнейшей встречи с привлечённым светом фар исполинским хтоническим мотыльком. Не знаю, кто это такой, но это было страшно.

[Инсектофобам не надо сюда, там жутко до дрыжиков]

Не так страшно это мохнатое чудовище, как ужасен тот факт, что он залетел мне в рот, пока я, выйдя из машины, оценивал обстановку на дороге. Не спрашивайте, зачем я был с открытым ртом. К чёрту подробности, когда вспоминаю об этом, меня аж трясёт!


Приехав на наше место, мы накатили по пиву и отвалились настолько стремительно, что я ваще ничего не помню не успел даже по новой традиции почитать друзьям на ночь сказку про невероятные приключения американцев в Могадишо...

Утро встретило нас плотным туманом.



Вот этот туман и деревья, окутанные паутиной, выглядели прям как декорации к художественному кинофильму "Мгла".



Но потом туман начал рассеиваться и даже паутина перестала быть пугающей.



И вообще, местами оказалось очень даже симпатично.



Выглянувшее из-за облаков солнышко согрело маленьких воздушных странников и они продолжили свои путешествия. Тёплый октябрьский воздух наполнился тысячами тончайших нитей, сверкающих на солнце. Летающий паучок!



Нет, не так. Очень много летающих паучков!

[Арахнофобам не надо сюда тоже]

Да вообще чего только не носится в небе Полесья.



Делаем небольшой перерыв в знак солидарности с киргизами. Хотя, признаться, у них там всё так запутанно и неоднозначно, что нет, делаем просто небольшой перерыв.



После перерыва жизнь традиционно налаживается, клюют даже дубовые листья.



Хотя и какие-то селёдки тоже. Знающие люди говорят - чехонь. Как обычно, поверим знающим людям.



Потом душа потребовала необъятных просторов нашего местного кенийского буша. И я отправился бродить по пойме в надежде встретить птичек, зверюшек или хотя бы найти какую-нибудь симпатичную коряжку.



Но не нашёл ничего, кроме ответа на вопрос, что ж так трава разрослась в этом году. Тут всё горело. Горел наш буш... Вся земля под травой чёрная. Кустарника совсем мало. А деревья вот такие и совершенно голые. Надеюсь, отживут. [Небольшое лирическое отступление для общего развития.]Откуда после пожара взялось столько травы? Ответ прост - это почвенный запас семян. И тут надо вспомнить одну любопытную книгу "Триумф семян", о которой я уже писал раньше. Процитирую:
Нигде больше в природе нет такой ситуации, которая складывается в почве, хранящей огромный запас разнообразных семян. Если сравнивать покой семян с анабиозом, то тогда семенные запасы почвы воплощают собой отложенную конкуренцию: сотни тысяч непримиримых соперников, относящихся к множеству видов и поколений, лежат бок о бок и ждут своего часа. <...> Удивительное разнообразие и жизнеспособность семян могут даже побудить людей, изучающих запасы семян в почве, использовать самый редкий в научных трудах знак препинания — восклицательный. Чарльз Дарвин однажды получил 537 проростков из трех столовых ложек ила из пруда, который «весь умещался в кофейной чашке!». Поскольку почвенные запасы семян сохраняются очень долго, они могут подарить интереснейшую картину прошлого. <...> Самые поразительные примеры такого повторного возвращения к жизни появляются, когда нарушение почвенного покрова вскрывает давно погребенные запасы семян, иногда в самых неожиданных местах. Весной 1667 г. лондонцы пришли в изумление: их город зацвел. Внезапно появились поля золотых крестоцветных и других диких цветов, простираясь к северу от Темзы, где шестью месяцами ранее Большой пожар уничтожил тысячи жилых и нежилых строений, обнажив землю и запасы семян, пролежавшие там много поколений.




Возможно, это послужит объяснением и другому явлению - вся наша стоянка, где мы разбиваем лагерь, поросла дурианом дурманом. syabruk сказал, что дурман - плохое растение, в следующем году тут будут уже непроходимые заросли. Я ему поверил, потому что он только с виду замдиректор айтишной конторы, а на самом деле агроном. Поэтому и бросил все свои силы на борьбу с ним (с дурианом, не с Сябруком). Собрал всё, до чего дотянулся, и сжёг к чёртовой матери за несколько заходов.



В прошлом году всё тот же syabruk потчевал нас просто обалденной солянкой. Спрашивал и в этом, чего мы с dmvsv хотим. Мы, конечно, снова заказали солянку. Но наш товарищ слишком наклюкался утомился за день, чтобы баловать нас такими изысками под вечер. Хорошо, что мы взяли с собой лишние полцентнера коптилку, которая неспешно пыхтела сама по себе весь день. На ужин были копчёные селёдки и какая-то кура, на фото не попавшая.



Ладно, буду закругляться, а то ж это только присказка была. В воскресенье мы сказали "пока-пока" журавлиным стаям. Собрали наши нехитрые пожитки, упаковали рыбу, спрятали подальше резиновые сапоги и оделись в цивильное.



И, главное, я же даже спросил своих напарников, как поедем: той же дорогой, которой приехали (долго по лугу и прочим буеракам через лужи) или короткой дорогой, которую разведали в прошлом году (там всё скучно и быстро, но есть одна интересная переправа). Друзья единогласно и без раздумий сказали "ТОЙ ЖЕ, ЧТО ПРИЕХАЛИ" и я поехал короткой. Ну, вы же помните, с чего начинался пост, да? Центр тяжести - дело такое!



Вообще это оказался первый случай в истории моей эксплуатации тойоты и наших поездок на рыбалку, когда через пять минут syabruk сказал "Всё, я пошёл в деревню за трактором", а я даже не стал его отговаривать. Всё было на самом деле хуже, чем это выглядит на фото. Бобры выкопали какую-то Марианскую впадину там, где ещё год назад была хотя и узкая, но твёрдая и сухая переправа между двумя небольшими озёрами. В эту бездонную подводную яму медленно, но верно уползала моя тоётка даже на ручнике. Я, как и положено слабоумному отважному капитану тонущего корабля у которого оказалась заблокирована водительская дверь, сидел внутри до последнего, но потом чото передумал и всё-таки выбрался через противоположную дверь на всякий случай. Пока наш товарищ, снабжённый фонариком и 20 последними наличными рублями, искал в полях живую деревню, мы с dmvsv отважно боролись за машину. Даже пытались придать ей две с половиной лишних лошадки с учётом сложившейся ситуации. Тщетно.


Фото dmvsv

Аккурат к тому моменту, как мы полностью разгрузили багажник и выложили весь наш скарб на траву, вернулся Сябрук с Николаем Георгиевичем и вечер (да, осенний день закончился быстро) перестал быть томным. Николай Георгиевич сначала довольно тактично обложил упоротого водителя тойоты матом, развернул кипучую деятельность, что куда цеплять, а потом неожиданно замер, поднял палец вверх и рявкнул "ТИХО!!!". И мы пару минут стояли совершенно молча, смотрели на пролетающие косяки журавлей и слушали их курлыканье. "Последние в этом году", - вздохнул Николай Георгиевич, - "красота-то какая..." Ну, а потом он довольно бодро и совершенно обыденно выдернул машину из озера, правда, при этом колёсами своего уаза выгреб адскую колею в следующей грязевой яме, в которой мы благополучно и застряли во второй раз, причём куда серьёзнее, чем в первый. УАЗ ревел, буксовал всеми четырьмя колёсами, вонял сцеплением, а тойота не двигалась. Вот на этом-то этапе мы и подружились окончательно.



Уже в деревне в ранней октябрьской ночи Николай Георгиевич возле своего дома, потравив нам всякие разные байки на прощание, задумался и вдруг сказал "Ааа... всё равно вам уже спешить некуда, опоздали ведь уже куда только возможно. Знаете что, а пойдёмте-ка ко мне, я вас щас...." И тут моё воображение нарисовало мне раскрасневшихся и улыбающихся нас за грубым деревянным столом, накрытым льняной скатертью, хрусткий солёный огурец на щербатой тарелке с золотым ободком, трёхлитровую банку мутного самогона, миску с дымящимся рагу из зайца, кастрюлю борща, истории, истории, истории, а потом поездка в соседнюю деревню на уазе за шурином и кумом, потом баня, прилипший берёзовый лист на пухлой ляжке какой-то хохочущей женщины, глупые смски жене и начальнику утром в понедельник... "Пойдёмте-ка ко мне, я вас щас своими арбузами угощу!" - закончил мысль Николай Георгиевич. А потом мы ещё долго обнимались и делали совместное фото вчетвером у него во дворе, тепло прощались и обещали приехать в следующем году.



И, знаете, это было здорово! Заканчивая чистить селёдок в два часа ночи, я думал о том, что это были прекрасные выходные, какими они бывают только в середине октября: когда курлычут журавли, и летят паутинки, и по Припяти плывут опавшие дубовые листья. И спросил сам себя, какой дорогой я бы поехал, зная наперёд, чем закончится короткая, кабы можно было переиграть. Ну, вы знаете ответ, наверное.

Tags: СУКИЖПЖ, автовыхи, личное, осень, оффрод, рыбалка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments