Злая собака (zly_pies) wrote,
Злая собака
zly_pies

Categories:

О приматах

Есть такое мнение, что на улице полезно улыбаться случайным прохожим. Это поднимает настроение и себе, и окружающим. И вообще психологический тренинг хороший. Я иногда про это вспоминаю и пытаюсь так поступать. Например, идёт навстречу симпатичная девушка. Иногда даже уже сама себе улыбается, явно без всяких тренингов, видно, что у человека настроение хорошее. И у меня как раз настроение хорошее, музыка в наушниках соответствующая. И вот я думаю, что сейчас мы с ней поравняемся, встретимся взглядом и я ей улыбнусь, а она мне в ответ. И мой день, и её день от этого станут ещё лучше и светлее. И вот мы равняемся, она смотрит на меня, продолжая слегка улыбаться самой себе, а я прохожу мимо с угрюмой харей и думаю, ну, какой же я редкостный мудак. И погода уже хреновая, и музыка так себе. Почему так происходит?

Дочитал я "Записки примата" Роберта Сапольски (хм, или Сапольского).



Роберт Сапольски - это такой мужик, родившийся в НЙ в ортодоксальной еврейской семье русских эмигрантов. Пошёл наперекор всему и всякому. Ударился в вегетарианство, атеизм, культуру хиппи, хотел стать горной гориллой. Но, как и положено еврейскому юноше, таки пошёл в науку. Там его быстро исправили и всё стало на свои места. Он стал есть мясо, окружил себя Исааком, Иисусом, Руфью, Нафанаилом и прочими ветхозаветными персонажами. И, что важно, передумал быть гориллой и стал павианом. Теперь он нейроэндокринолог, профессор биологии, неврологии, нейрохирургии.

В 20 лет Роберт отправился в Кению немного пожить среди павианов. Его задачей было изучение влияния стресса на заболевания приматов. Если кратко, он наблюдал за конкретным стадом павианов, за их поведением, внутренней и внешней политикой, социальными связями. И каждый день стрелял в кого-нибудь дротиком со снотворным, тащил к себе в лагерь и брал кучу анализов на гормональные и другие исследования. И так 15 лет. С конца 70-х до 90-х. Набегами. 9 месяцев в ньюйоркской лаборатории, потом 3 месяца в кенийском буше.

Вопреки ожиданиям, книга оказалась не только и не столько про павианов, сколько про приматов в целом. Местами смешная до слёз и в целом довольно грустная. С типично еврейским юмором, в котором даже я не везде и не сразу отличал вымысел от правды.

Мне никогда не хотелось в Африку. Ни после книг Даррелла, ни после книг Хемингуэя. Там жарко, там кусаются насекомые, там жуткие и непонятные болезни вроде лихорадки Эбола, нечего жрать, нечего пить, постоянная дисфункция кишечника, там опасные звери в конце-концов. Честно говоря, мне тем более не захотелось в Африку после этой книги. Теперь к списку добавились ещё и странные люди с совершенно диким и непонятным менталитетом. У Даррелла и Хэма как-то человеческий фактор был более очеловечен и европеизирован что ли. У Роберта с этим без прикрас. Я не хочу сказать, что масаи и прочие племена плохие, нет. Дело не в том, что там практикуют женское обрезание, пьют сырую коровью кровь и ходят в тряпках и с копьём. Но Африка - это не только масаи и им подобные. Африка - это колониальное наследие в виде армии глупых, лживых, алчных и беспринципных маленьких, но многочисленных хозяев жизни. Дали тебе костюм и кресло - ты хозяин жизни. Дали тебе будку со шлагбаумом у дороги - ты хозяин жизни. Дали тебе разваливающийся джип - ты хозяин жизни. Дали тебе автомат - ты хозяин всего вообще. Самобытность и уникальность африканских "диких" кочевых племён по версии автора книги держится на глубочайшем презрении к чужакам и чужой культуре. Но время, деньги и власть делают своё дело. Если ты не турист, который дальше гостиницы с персоналом и джипа с гидом Африки не видит, то мошенничество, обман, вымогательство, разбой повсюду.

Сапольски перемежает истории о своих павианах с историями о людях, которые ему встречались на протяжении всех этих лет. Удивительно, но даже среди павианов есть те ещё мерзавцы. Удивительно, но среди людей попадаются достойные персонажи. Что вселяет определённую надежду.

В книге много интересного. Цитировать можно каждую страницу. Так или иначе автор успешно старается знакомить читателя с самобытной Африкой.
- О, тебе повезло! У нас сегодня вечером как раз будут танцы!
- А что, праздник какой-то?
- Да нет, у нас просто каждый вечер танцы.


или

- Как вы определили, что она сумасшедшая?
- Она слышит голоса!
- Но ведь у вас в племени все слышат голоса, на этом построена вся ваша религия!
- Да, но она слышит голоса не вовремя...

или

— Ты кого-нибудь убивал, Кимани?
— О да, много раз.
— Правда?
— Ну, однажды был бой с англичанами, и я пустил в кого-то стрелу, но промахнулся.
Он рассказывал весело, вся история не походила на правду. Я решил было, что выдавать себя за мау-мау — невинное развлечение кикуйских мужчин такого возраста. И вдруг Кимани добавил: «Да, ужасный был бой с англичанами. Они нас захватили, и отправили меня в пустыню на восемь лет, в тюрьму. Погляди, — он протянул руки, — англичане вырвали мне все ногти». Он почему-то решил, что по этому поводу надо смеяться, и буквально таял от ностальгии. Я никогда раньше не обращал внимания на его ногти. На конце каждого пальца торчал клочок того, что могло бы считаться ногтем или изуродованным остатком ногтя, пальцы походили на пучок редиски.
— Кимани, разве ты не злишься на англичан? Не ненавидишь их?
Он решил, что это еще смешнее.
— Нет, нет, мы же победили!
Он продолжал посмеиваться, потом затих и принялся разглядывать ногти. Чуть погодя он сказал:
— Ну, они не нравились мне, когда вырывали ногти, и мне не нравилась та тюрьма в пустыне. Не то чтобы я ненавидел англичан, я их не люблю. Нехорошие они люди.

или

На половине дороги нам попался Соирова. Его коров тоже угнали, и он тоже собирался нестись в Танзанию с копьем наперевес ... «Я за своими коровами в Танзанию», — сообщил он, не забыв, прежде чем умчаться навстречу вражеским автоматам, успокоить нас, что хвороста он натаскал. Потрясенные, взбудораженные, мы вернулись в лагерь, где оставшийся не у дел Уилсон заваривал чай ... Весь день Уилсон жил обычной жизнью. Лизу же все увиденное потрясло до глубины души, и она забрасывала Уилсона вопросами.
— Масаи действительно будут бежать до самой Танзании?
— Да, дня два, может.
— Но как?
— Они воины, сильные.
— Вот так вот бегом в Танзанию сражаться? Уилсон, а у вас то же самое, вам тоже приходится отбивать коров, когда их кто-нибудь угоняет?
— Ну, нет, мы не такие, как эти масаи, которые бегают в накидках. Мы выращиваем кукурузу, — с гордостью заявляет Уилсон.
— Совсем никаких коров? Разве не у всех масаи есть коровы, масаи ведь их любят?
— Нет, у меня никаких коров. Я не люблю коров, не люблю этих грязных масаи, которые только думают про своих коров.
Лиза копнула глубже:
— Значит, тебе нет дела до коров и до куриа и ты не побежишь в Танзанию?
— Ну, нет! — вскинулся вдруг Уилсон. — Я бы тоже пошел, я бы прямо сейчас побежал в Танзанию.
— Тогда почему ты не бежишь?
— Кто-то должен смотреть за лагерем, — ответил он обиженно, как будто его заставляют упражняться на скрипке, пока остальные мальчишки улизнули мучить кошек. — Я бы тоже побежал в Танзанию биться с куриа.
— Но там же можно погибнуть, зачем тебе туда, это ведь не твои коровы?
— Я бы сражался, я не боюсь умереть.
— Но ты ведь не любишь коров?
— Нет, не люблю. Но я не боюсь умереть за коров.
Обозначив таким образом свою позицию, он вернулся к более насущным вопросам — напомнил Лизе, что она обещала научить его жарить гренки как французы.


И вот так, на грани между не выдуманной смертью и смехом, проходит вся книга. Ho в конце становится просто грустно.

Вообще какой-то запланированной связи между этой книгой и первым абзацем поста нет. Поэтому, чтобы как-то логически завершить, добавлю вот что. Не могу заставить себя улыбнуться незнакомому человеку на улице. Но почти всегда совершенно непроизвольно улыбаюсь незнакомым собакам, с которыми случайно встречаюсь взглядом.
Tags: Африка, добрая собака, злая собака, книги, личное
Subscribe

  • Трудности образования и не только

    Внезапно для себя и окружающих побывал на странном мероприятии. Странном, например, потому что оно заняло три дня - пятницу, субботу и... вторник.…

  • Кое-что обо мне

    Зашёл в жж на секундочку, а тут сплошные посты про Ельцина. Первая мысль - Ельцин умер. Шок! Полез читать, а он действительно умер. 14 лет назад.

  • Зима! Самое время...

    ...гнать депрессию прочь и начинать вспоминать лето. syabruk у нас товарищ предусмотрительный и основательный. Поэтому телегу нам…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments

  • Трудности образования и не только

    Внезапно для себя и окружающих побывал на странном мероприятии. Странном, например, потому что оно заняло три дня - пятницу, субботу и... вторник.…

  • Кое-что обо мне

    Зашёл в жж на секундочку, а тут сплошные посты про Ельцина. Первая мысль - Ельцин умер. Шок! Полез читать, а он действительно умер. 14 лет назад.

  • Зима! Самое время...

    ...гнать депрессию прочь и начинать вспоминать лето. syabruk у нас товарищ предусмотрительный и основательный. Поэтому телегу нам…