June 25th, 2021

Zly pies Srbski

***

Бабушка сунула руку под накидку кресла у дивана, достала свою пенсию и протянула мне 20 рублей. Я уже не помню за что и по какому поводу. Может я что-то тогда принёс ей: батарейку в настенные часы или какие-нибудь вкусняшки. А скорее всего просто так, ей очень хотелось хоть как-то проявить бабушкину заботу о внуке, а это становилось всё сложнее. "Купи себе что-нибудь". Отказываться было бесполезно, да и я понимал, что ей на самом деле будет приятно, если я возьму. Она всегда радовалась моим приходам. Уже тогда весь её внешний мир был ограничен комнатой с диваном, двумя креслами, журнальным столиком, телевизором, который она тогда ещё смотрела. Поэтому мои визиты её радовали, особенно если я приходил с правнуками, ведь это случалось значительно реже. Немножко сопротивляясь для вида, я взял деньги. В кошельке они надолго не задержались. В тот же вечер купил каких-то продуктов домой. На следующий день в магазине мне с оставшихся денег дали сдачу уже двушкой. Я хотел машинально сунуть её в карман к остальным монетам, а потом задумался и, повинуясь необъяснимому внутреннему порыву, положил её в отдельный кармашек кошелька ко всяким милым вещицам: медиатору из нью-йоркского хард-рок кафе, красной ниточке (нет, не той, которую модно нынче носить на запястье), металлической фигурке балеринки, кусочку обручального кольца, значку "Смотр самодеятельности МАЗ". Вдруг пришло внезапное осознание того, что эта двушка однажды может оказаться последним "купи что-нибудь для себя" от моей бабушки. Действительно, спустя какое-то время, бабушка стремительно потеряла интерес к своей пенсии и деньгам вообще, перестала внимательно и с участием разглядывать фотографии, которые я ей показывал, смотреть свои любимые программы по телевизору, потом перестала спрашивать про правнуков, потом узнавать меня. Не сразу, конечно, это растянулось на несколько лет. Когда я поменял кошелёк, то бережно переложил монетку из старого в новый. Случалось пару раз, когда были нужны наличные деньги, а в кошельке ни одной бумажки, и двушки бы даже хватило, но я не позволял себе взять её, хотя обещал, что сразу же положу туда новую, как доберусь домой.

Я выбрал белые хризантемы и красные розы. Положил на прилавок пару купюр и двушку - ровно без сдачи.

Когда-то давно, лет десять, или пятнадцать, а может даже и двадцать назад, бабушка вдруг вечером вручила мне новенькую газовую зажигалку. Я удивился. Я никогда не курил, а с пироманией завязал ещё в детстве, зачем она мне? "Это соседки на лавке посоветовали, сказали, что очень хорошие зажигалки завезли в магазин, вот я и сходила купила, вдруг тебе пригодится". Соседки на лавке - это бесспорный аргумент! Хмыкнув, я взял зажигалку, чиркнул - горит. Бабушка порой делала какие-то загадочные и слабо объяснимые для окружающих поступки. Мы в семье только улыбались её чудачествам. Я засунул зажигалку куда-то и забыл про неё на долгие годы. Она кочевала из сумки в сумку, переезжала с квартиры на квартиру и просто чудом не потерялась. Ни разу не воспользовался ею по назначению. Но каждый раз, натыкаясь на неё, я хмыкал, чиркал, смотрел на пламя и снова убирал её на неопределённый срок. Пару лет назад, когда бабушка уже не вставала с кровати, я так же случайно наткнулся на зажигалку, хмыкнул, чиркнул, улыбнулся огоньку и тому бабушкиному чудачеству. И подумал, что пока в зажигалке есть газ, всё будет хорошо. С тех пор положил её поближе и время от времени зажигал, смотрел на горящий огонь - всё будет хорошо.

Я чиркнул кремнем, зажёг свечу и поставил на могилу рядом с розами и хризантемами. Видишь, бабушка, пригодилась. Спасибо тебе за всё.