April 22nd, 2019

Zly pies Srbski

Сапиенс Харари



Одна моя хорошая знакомая, будучи на зимовке в тёплых странах, стала свидетелем того, как в бассейне с лазурной водой один мужик другого нежно хватал за всякое разное, прижимался и даже целовал. Она мне стримила об этом в вайбер искренне возмущённо и с негодованием, на что я советовал ей умерить свой пыл, смягчить радикально-консервативные взгляды и расслабиться, ведь мы живём в свободном мире, а она ещё и в отпуске. На самом деле нисколько не собираясь занимать в споре чью-то сторону, я всегда готов вступить в полемику почти на любую тему, если оппонент изначально эмоционально сыплет аргументами в стиле "это ненормально, это грязно, так не должно быть" и т.д. В общем, обсудив геев, мы переключились на веганов и прочие девиации и в целом сошлись на мысли, что все мы живём в мире навязанных мифов и закоренелого человеческого сознания ими сформированного. Для закрепления материала я накидал ей цитат из очень модной ныне книги «Sapiens: Краткая история человечества» и постепенно наша дискуссия сошла на нет (ну, или мужики из бассейна переместились в номера).
[Цитаты]
Как отличить непоколебимые законы природы от биологических мифов, которыми люди пытаются освятить произвольно установленные нормы? Есть хорошее выражение: «Биология разрешает, запрещает культура». Природа охотно открывает перед нами самый широкий спектр возможностей. Но культура принуждает людей ограничиться лишь некоторыми и отказаться от всех остальных. Биология позволяет женщинам иметь детей — некоторые культуры принуждают их к реализации этой способности. Биология дает мужчинам возможность получать сексуальное удовлетворение друг с другом — некоторые культуры запрещают им реализовать эту возможность.

Культура обычно твердит, что запрещает лишь противоестественное, однако с биологической точки зрения противоестественного не существует. Все, что возможно, по определению естественно. Неестественное, нарушающее законы природы поведение попросту не могло бы осуществиться, его и запрещать нет смысла. Ни одно общество не попыталось отменить фотосинтез или запретить разноименным зарядам притягиваться друг к другу.

Наши понятия о «естественном» и «неестественном» почерпнуты не из биологии, а из христианского богословия. В богословии «естественно» то, что «совпадает с замыслом Господа, сотворившего природу и ее законы». Христианские богословы утверждают, что Бог сотворил человеческое тело и каждому органу назначил конкретную функцию. До тех пор, пока мы используем члены и органы своего тела в предусмотренных Богом целях, мы живем естественно, если же используем их вопреки Божьему замыслу — это противоестественно. Но у эволюции замысла нет. Органы развивались не по чьему-то указу, и «назначение» их меняется. Ни один человеческий орган не выполняет ныне в точности те же функции, что выполнял сотню миллионов лет назад его «прототип». Органы развиваются для выполнения определенных функций, это верно, однако уже существующий орган может затем быть приспособлен и для другого. Например, рот появился уже у древнейших многоклеточных организмов — как отверстие, через которое в тело поступает пища; мы до сих пор используем рот в этой функции, но еще и целуемся, разговариваем, а Рэмбо даже выдергивает зубами чеку из гранаты. И что, все это неестественно, раз наши червеобразные предки 600 миллионов лет назад ничего такого не проделывали?

И крылья тоже не развернулись сразу во всей своей аэродинамической красе. Они развились из конечностей, имевших другие функции. По одной теории, крылья насекомых образовались миллионы лет назад из выростов на теле бескрылых жуков. Жуки с выростами имели большую относительную поверхность тела, что позволяло поглощать больше солнечного света и лучше поддерживать комфортную температуру тела. Постепенно в процессе эволюции эти солнечные батареи увеличивались, и те же самые выросты — отличное приспособление, площадь большая, а вес почти не увеличивается — удерживали насекомое на долю секунды в воздухе, когда оно подпрыгивало. Обладатели крупных выростов прыгали дальше других, потом стали с их помощью планировать в воздухе, а там уже недалеко и до крыльев, удерживающих на высоте. В следующий раз, когда комар зажужжит над ухом, скажите кровососущей самке, что ведет она себя противоестественно: по Божьему замыслу ей следует использовать крылья исключительно как солнечные батареи.


А чуть погодя после этого разговора, после этих цитат, на которые я сам же ссылался, я вдруг задумался и полез читать про автора книги Юваля Ной Харари. Collapse )